Все новости

Франция. Писателя Ив Готье не выпустили для участия в Седьмых Песковских чтениях "Река жизни"

Михаил Вязовой

Национальное достояние |  Нашему земляку, лауреату Ленинской премии и лауреату Президентской премии в области журналистики Василию Пескову исполнилось бы 90 лет

Факт, что называется, из ряда вон: в 1964 году Василию Пескову за книгу «Шаги по росе» была присуждена Ленинская премия. Никогда – ни до, ни после – никого из журналистской братии не удостаивали такого высокого признания. Высшего в Советском.

Василий Песков. Воронеж, март 2010 года. Фото Михаила Вязового.

Михаил ВЯЗОВОЙ

Он первый в стране, кто во весь голос заговорил о сохранении природы, о бережном, сыновнем к ней отношении. И этому была посвящена его вторая книга, в большей части состоящая из газетных очерков и зарисовок.

…Стены одной из аудиторий факультета журналистики ВГУ постепенно заполнились снимками преподавателей и выпускников. На самом видном месте, рядом с портретом признанного мастера фотографии Павла Кривцова, портрет Василия Пескова.

Василий Михайлович Песков… Когда я слышу это имя, передо мной сразу же возникает образ доброжелательного и общительного человека. Он был старше меня на 17 лет, но с учётом войны мне всегда казалось, что на целое поколение. В далёкие 60-е годы, когда мне однажды в руки попалась «Комсомолка» со статьёй Василия Пескова о муравьях, я был в изумлении. Ведущая молодёжная газета страны и пишет… о муравьях. Но потом понял, что те же муравьи – часть природы, и без них экосистема будет нарушена. С тех пор стал регулярно вырезать из «Комсомолки» все песковские публикации под рубрикой «Окно в природу», собирать их в папку, затем наклеивать в альбом. Настольной книгой стала для меня и «Шаги по росе». Всё это повлияло и на мой выбор профессии. Уже студентом отделения журналистики ВГУ постепенно, шаг за шагом, приблизился к пониманию непростых диалектических связей, которые существуют в природе и создают её неповторимую гармонию.

Первая моя встреча с Василием Михайловичем произошла в Воронеже в редакции газеты «Молодой коммунар».< Было это весной 1976 года. С моим наставником Анатолием Костиным мы работали в фотолаборатории, печатали снимки. Вдруг – негромкий, какой-то даже вежливый стук в дверь.

– Кого это нелёгкая принесла? – проворчал Анатолий Митрофаныч. – Пойди, узнай.

Я приоткрыл дверь и увидел мужчину в сапогах и стёганом ватнике. Ну, прямо деревенский ходок. Авось, подумал, подождёт. И закрыл дверь перед его носом.

Через некоторое время Анатолий Костин вышел в коридор, и я услышал слова:

– Василь Михалыч, дорогой! Бога ради извини, что наш молодой стажёр заставил тебя ждать. Чего с него взять, зелен ещё!

Соседи по селу Орлово, что в Новоусманском районе, Анатолий Костин и Василий Песков дружили с детства. Оба увлекались фотографией и беззаветно любили природу родного края. Повзрослев, они продолжали встречаться, вспоминали военное детство и поддерживали друг друга в профессиональных и житейских делах.

Анатолий Костин и Василий Песков. Фото Михаила ВЯЗОВОГО .

В первые послевоенные годы Василий Песков познакомился с охотоведом соседнего бобрового заповедника фронтовиком Кириллом Ермоловым, который дал юноше первые уроки фотографии. Много лет спустя Анатолий Костин сфотографировал их вдвоём. На той фотографии Василий Песков и Кирилл Ермолов стоят рядом, как два дубка на фоне заповедного леса.

Автором же самого знаменитого снимка Василия Пескова, где тот стоит в зарослях камыша в берете и с неизменным «Никоном» на груди, был его друг Анатолий Костин. Да и снимок молодого Пескова в шляпе, что ныне украшает экспозицию мемориального музея Василия Пескова, также сделан Анатолием Костиным.

С Василием Михайловичем были у меня встречи не только в Воронеже, но и в Петропавловке, которую он довольно часто посещал. А все потому, что там работали его друзья-единомышленники, журналисты Александр Бровашов и Михаил Кривошлыков, так же, как и он, самозабвенно влюблённые в природу.

…Весной 1953 года в электричке Василий Песков случайно рассыпал свои фотографии. Сидевший рядом мужчина подобрал их и, внимательно рассмотрев, посоветовал молодому человеку показать некоторые из них в редакции областной молодёжной газеты. Этим соседом оказался автор романов о жизни поэтов Алексея Кольцова и Ивана Никитина художник и писатель Владимир Кораблинов, с которым у Пескова в дальнейшем сложились теплые товарищеские отношения.

Редактором «молодежки» тогда работал Борис Стукалин, будущий министр печати СССР. Он, просмотрев снимки, велел Пескову писать заявление на работу.

С Василием Михайловичем были у меня встречи не только в Воронеже, но и в Петропавловке, которую он довольно часто посещал. А все потому, что там работали его друзья-единомышленники, журналисты Александр Бровашов и Михаил Кривошлыков, так же, как и он, самозабвенно влюблённые в природу.

Помнится и такое. Когда вышло в свет его двенадцатитомное издание, и на ступеньках Дома книги Василий Михайлович раздавал автографы, я решил напомнить о себе:

– Василий Михайлович, я фотокорреспондент газеты «Коммуна», вы меня, конечно, не помните…

– Как не помнить человека, который не пустил меня в мою бывшую фотолабораторию!

Хотя, если быть предельно точным, то редакция «Молодого коммунара», когда в ней работал Василий Песков, размещалась в другом здании – на проспекте Революции, 22, в бывшем Доме губернатора. Это потом она перебралась в Дом книги, куда любил захаживать, приезжая в наш город, Василий Михайлович.

В «Коммуне» он не работал, но печатался в нашей газете и дружил не только c Анатолием Костиным, но и с корреспондентом «Коммуны» Эммой Носыревой и фотокорреспондентом Николаем Стребковым. Последний опубликовал свои воспоминания о встречах с Мастером.

О скромности Пескова говорят многочисленные факты. Например, он часто отказывался от встреч с будущими коллегами: «Ну что я им скажу? У меня за плечами лишь сельская десятилетка!».

О своей же мировой известности он, как всегда, деликатно умалчивал.

Или вот еще такой факт. Как-то Песков был редактором-составителем подарочного фотоальбома для делегатов очередного партийного съезда. Большой фотоальбом «Пейзажи Родины» получился красочным и нарядным. В нём были представлены ведущие фотомастера страны от Камчатки до Калининграда, но не оказалось ни одного снимка, автором которого был бы сам Песков…

В сентябре 1998 года Василия Пескова чествовали в качестве почётного гражданина Воронежа. После церемонии я попросил его сфотографироваться для газеты. Он согласился, но с условием, что рядом с ним будет ещё один почётный гражданин – народный учитель СССР Марина Игнатьевна Картавцева.

Редкая скромность. 

Но вернёмся в Воронеж, в «Молодой коммунар» 195070-х годов.

Песков поднял в местной «молодёжке» планку изобразительной журналистики на новую высоту. И у него нашлись достойные последователи. В те годы в «МК» трудился талантливый фотожурналист, будущий писатель Владислав Аникеев, который так же, как и Василий Песков, мастерски владел и пером, и фотообъективом. Эстафету «младокоммунаровских» фотолетописцев в 1961 году на долгие двадцать лет принял друг и земляк Василия Пескова Анатолий Костин. Анатолий Митрофанович отличался аккуратностью, коммуникабельностью и обязательностью, что очень ценится в нашей профессии. Как наставник Анатолий Костин воспитал достойную смену. Его последователями стали Алексей Колосов, Михаил Рогозин, Николай Стребков, Алексей Сазонов, Андрей Архипов. В этом ряду я вижу и себя.

В эти дни коллеги и ученики Василия Пескова готовят фотовыставку «Любовь моя – фотография». Её они посвящают 90-летию Мастера. В апреле 2020 года экспозицию представят в Воронежском государственном биосферном заповеднике, носящем имя нашего выдающегося земляка.

Ну а песковские муравьи из «Окна в природу» и сегодня в моей памяти. Они – напоминание о том, что природу нужно беречь как зеницу ока. Не будет муравьёв, возможно, исчезнем и мы с вами.

Источник: газета «Коммуна» | № 19 (26967) | Пятница, 13 марта 2020 года

СЕДЬМЫЕ ПЕСКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ:

Место проведения: конференц-зал визит-центра «Знакомьтесь – Воронежский заповедник!» ФГБУ «Воронежский государственный заповедник»

Песковские чтения — 2020 года подготовила и провела Хлызова Наталия Юрьевна

На Песковских чтениях Наталия Хлызова представили поэта Василия Нацентова с интереснейшим эссе: 

Путешествие с молодым месяцем, или
Журналистика как фантастика
(развёрнутое стихотворение в прозе с вынужденными объяснениями)

«Путешествие с молодым месяцем»
задумано было по особому случаю.
Стране исполнялось пятьдесят лет.
Захотелось выбрать такие пути,
чтобы разом почувствовать огромное
расстояние нашей земли, увидеть,
чего не было пять-десять лет назад
и чего не было ещё вчера… В июне 1966
года путешествие началось. В ноябре
1967 года, в канун юбилейного праздника,
путешествие закончилось.

В. Песков

Теперь это уже история.

Если угодно, лирический документ. Окололирический. Историко-журналистский.

Теперь нет (э)той страны. Многое, увиденное тогда, стало неузнаваемым. Что-то и вовсе развалилось, как рыхлый мартовский снег.

Читаешь с недоумением: разве всё это когда-то было?

Журналистика как фантастика.

«Путешествие с молодым месяцем» Василия Пескова вроде «Заставы Ильича» Марлена Хуциева. О радости, о надежде. Правда, у Пескова никогда не будет своего «Июльского дождя». Он как бы не разочаруется ни в социализме, ни в человеческом лице.

Если только в девяностые. Но то будут разочарования иного порядка.

*

Песков всегда — о чем бы ни писал — влюблён в жизнь.

Не любовью художника, невыносимой и страшной, — любовью человека. Родной и понятной.

(Ворон, даже если умеет, не поёт дроздом, понимая, что он ворон.)

Впрочем, иногда голос пробивается: «Уже много лет внутри мельницы не мукой пахнет, а пылью, которую ветер собирал по дорогам и приносил в щели под крышей. Но, конечно, как у всех, была у мельницы молодость. Сколько разных ветров пронеслось! Каждый ветер приносил мельнице радость. Чуть подуло – заскрипели по дорогам телеги. Вся поляна запружена лошадьми, мужиками и бабами. Ругаются и смеются. Носят в мельницу тугие мешки с теплым зерном…»

С тёплым зерном. Какая деревенская бережливость (слога), избирательность.

Вот ещё: «Едем с поля. Высокий воз со снопами. Я сижу на самом верху. Видно спину лошади. Воз плавно качается. Летают комары, скрипит телега. Пахнет пылью…»

Согласитесь, что-то тургеневское. Маленькое стихотворение в прозе.

Наверное, недаром стихи — первое, что написал Песков. Лет семь назад его сестра Мария Михайловна мне их читала. Детские. Шутливые. О зиме и новогодних «конфетках». Читала по-девичьи звонко. А в конце разговора просила: «Ты позванивай мне, хорошо? Позванивай.»

Звонил я, правда, редко.

Стеснялся.

Теперь и не знаю, жива ли она.

*

Всё не теряю надежды написать о задуманном: связать слово (образ) с ландшафтом (хотя бы — с пейзажем). Всё дальше от этого ухожу. Интересное другое: вписанность песковского «Путешествия» в контекст поздней оттепели (книга издана в 69-м, но само путешествие закончилось в ноябре 67-го — почти за год до танков в Праге), отношения первого журналиста страны с советской властью, с цензурой и т.д.

Об этом почти ничего не известно.

То ли Пескову подобное было неинтересно, то ли он понимал всю тщетность такого рода намерений.

Разве можно было, говоря со страниц «Комсомольской правды» о северных стройках, помянуть лагеря?

И так в очерке, посвящённом Академгородку, проскакивает кое-что о клубе «под интегралом», которым управляют «министры и президент», о конкурсе красоты, где одна из претенденток оказывается парнем… Вот он, свобода, такая необходимая, но, мягко говоря, отдающая безвкусицей.

Теперь мы ищем спасения от неё.

Наделили нас богатством, а что делать с ним, не сказали, как писал, предвещая оттепель в 54-м Евтушенко.

*

Кто такой В. Песков? Писатель? Фотограф? Телеведущий? Путешественник?

Журналист.

Каких не только сегодня — всегда мало.

Вдумчивый. Зоркий. Честный.

Только о человеке на фоне природы (о природе на фоне человека) журналист и мог писать честно. Во всём остальном пришлось бы лгать.

Хотя у него в распоряжении была ещё фотография.

Фотографией тоже можно сказать правду.

Мучительно вглядываюсь в лица, снятые Песковым. Бабушка и внучка. Потомок Ломоносова. Старик, убивший сына-дезертира. Дети у кабины вертолёта. В детские глаза смотрю напряжённее и дольше. Сейчас им должно быть лет по шестьдесят. Как сложилась их жизнь? Есть ли у них дети и внуки? Помнят ли они об этом загадочном по тем временам вертолёте?

Вряд ли.

Теперь, наверное, их глаза побледнели. Восторженность сменила настороженность, то и дело гаснущая в усталости.

И отчего-то напрасными и нелепыми кажутся слова под фотографией: «Из таких вот мальчишек вырос человек, придумавший крылья и эту машину без крыльев.»

Как будто не из таких мальчишек. Не из таких.

*

Ах, написать бы сегодня такую книгу!

К тридцатилетию (здесь должен быть насмешливый смайлик) страны! Показать, как она, Россия, на самом деле!.. Или придётся подождать полувекового юбилея? И я постарше буду: одумаюсь, может быть.

Не брать же деньги на путешествие у Джорджа Сороса?

Не патриотично как-то.

*

Чуть ли не каждый вечер (особенно в плохую погоду, когда не бывает людей) хожу по улице Пескова — по старинной березовой аллее между яблоневым садом на Шишкова, на месте которого совсем скоро появится жилой комплекс (говорят, в честь Бунина), и коттеджами на Ломоносова.

Берёзовый листья кружатся, переходя в снега. Берёза дольше прочих держится: некоторые терпят до глубокой зимы. Чернозём под ногами крепчает. Ночью будет мороз. Снег сойдет на нет, истончится. И в мягких голых ветвях будет качаться молодой месяц.

Василий НАЦЕНТОВ,
поэт, эссеист, член Союза писателей Москвы

  

Минута в память о Василии Михайловиче Пескове

На Песковских чтениях  присутствовал Аркадий Пономарёв, Депутат ГД РФ и его супруга Неля Пономарёва

      

Слово директора Воронежского государственного заповедникаТарасова А.А.

 

Вступительное слово на открытии Песковских чтений Депутата ГД РФ Аркадия Николаевича Пономарёва

   

Учащиеся 2-х и 4-х классов Тресвятской СОШ им. В.М. Пескова, занимающиеся краеведением по авторской программе «Уроки доброты деда Василия»

Ив Готье – переводчик, писатель (Франция)