Все новости

МИРНЫЕ ВОЙНЫ Георгия ТАЩИЕВА

  МИРНЫЕ ВОЙНЫ Георгия ТАЩИЕВА

Информационный бюллетень ПАРТИИ ПЕНСИОНЕРОВ в Костромской области 3 МИРНЫЕ ВОЙНЫ Георгия ТАЩИЕВА.

«Всю жизнь я обустраиваю мир вокруг себя. И верю, что если так же будет делать хотя бы каждый пятый человек во власти, в лучше – каждый третий, то жизнь наша изменится кардинально»

Георгий Тащиев родился в в1957 году, когда первый советский спутник вышел на орбиту Земли. Его родители – военные – служили тогда в гарнизоне в поселке и Аджикенд, Азербайджанской ССР. Оба они прошли Великую отечественную войну. Отец четыре года защищал Ленинград, прорывал блокаду.

Мама работала на патроном заводе, затем была связистом. – Дед, отец – у нас в семье все с погонами. Когда-то я мечтал стать маршалом! – рассказывает о начале своей военной карьеры сам Георгий Георгиевич, – затем был согласен на генерала. Потом один мудрый человек, мой командир, сказал мне, что все в армии держится на подполковниках. Мой младший сын тоже стал военным: служит в миротворческом батальоне морской пехоты, награждён медалью «За возвращение Крыма».

Свой первый взвод в командование Георгий Георгиевич получил в Германии. Тогда ещё старший лейтенант, он служил в Дрездене в одно время с Владимиром Путиным. Знаком с будущим президентом не был, мотострелковые войска со спецслужбами не пересекались. Однако Тащиев свою службу  считает определяющей в своём становлении, как офицера.

– Мы стояли на рубеже. 60 киломе-

тров до НАТО! Такой сильной подго-

товки во внутренних округах я бы не

получил. Мы постоянно были в состо-

янии готовности. Ко всему. Тренирова-

лись каждый день. И всегда ощущали,

что занимаемся делом, важным для

страны. Это веха истории, к которой

я смог прикоснуться.

И это было только первое важное

дело, в котором оставил свой след

Георгий Георгиевич. В 1981 году его по

распределению отправили служить в

Кострому. Как выпускник Костромского

высшего военного командного училища

химической защиты, можно сказать,

он вернулся на родину. В то жаркое

лето в Макаренском районе горели

леса. Пожар был таким сильным, что на

тушение бросили войска. Тащиев воз-

главлял взвод, из которого 11 человек

было награждено медалями «За отвагу

на пожаре». Есть такая медаль и у него

самого. И ещё одна – «За спасение

погибавших».

– Эту награду я получил за Черно-

быль. 26 апреля 1986 года случилась ка-

тастрофа. Этот период моей жизни

– боль, радость, горесть, негодование,

разочарование – в одном «стакане».

Мы ехали туда и знали, на что шли. Но

многие не знали… Один мой хороший

друг, афганец, на мой вопрос – поехал

бы он туда – ответил, что лучше ещё

раз на два года в Афганистан, чем на

месяц в Чернобыль. Но хорошего было

и есть гораздо больше.

На момент командировки капитан

Георгий Тащиев преподавал в выс-

шем военном училище химзащиты. В

Чернобыле он работал в оперативной

группе под командованием легендар-

ной личности – генерала-полковника

Владимира Пикалова. Это был первый

и единственный из военных химиков

Герой Советского Союза, получивший

это высокое звание не в военных дей-

ствиях. Прибыв в Припять он понял,

что никто ничего не знает. И пока к

месту трагедии подтягивались хими-

ческие войска, Пикалов лично на БТР

поизвестнее круговую радиационную

разведку с водителем-добровольцем

за рулём. И к моменту прихода войск, у

него уже был готов план действий.

– В Чернобыле была наша атомная

война. И мы её выиграли! Моих лич-

ных боевых вылетов на разрушенный

реактор было 14. Задача состояла в

том, чтобы доставлять информацию

об изменениях уровня радиоактивного

фона из самого пекла. Мы улетали с

задания, а очередной Ми-8 заходил на

свой курс в направлении реактора. Я

видел этот вертолёт в иллюмина-

тор. Погода была не очень хорошая…

А через 10 минут, когда мы призем-

лились, узнали, что вертолёт этот

зацепился за подъёмный кран и упал.

Мы провели в Чернобыле чуть больше

месяца. Когда улетали, «наш» чет-

вертый блок был уже почти закрыт

защитным саркофагом.

Месяц в Чернобыле перевернул отношение к жизни и к людям. Он сам

называет его переломными рубежом в душе. Есть много людей, которые

говорят об этой катастрофе и о действиях власти в тот период со злобой и упреками. Но совсем по-иному воспринял все это Георгий Георгиевич:

– Это был невообразимый круговорот людей перед моими глазами. Если

ты пересекался с кем-то один раз, вы

становились товарищами. Второй раз

– друзьями. Третий – братьями. Я стал

добрее. Повернулся лицом к Богу и лю-

дям. С тех пор я все время кого-то за-

щищаю. На любом уровне. Физически: я

всю жизнь сдавал кровь, за почти два с

половиной ведра сданной крови у меня

есть звание «Почётный донор России».

Морально: поддерживая ликвидаторов

аварии и их вдов. С трибуны: стуча по

столу кулаком и выступая на митин-

гах и перед госорганами.

Через три года после Чернобыля у

многих ликвидаторов появились про-

блемы со здоровьем. Георгий Тащиев в

числе активистов организовал в Костро-

ме на площади Мира митинг в защиту

прав людей, пострадавших на «атомной

войне». Митингующие требовали помо-

щи, медицинской поддержки, элемен-

тарных путевок для восстановления

здоровья. Их услышали. И буквально

через полтора года, наконец, был

принят закон «О социальной защите

граждан, подвергшихся воздействию

радиации вследствие катастрофы на

Чернобыльской АЭС».

– Больше десяти лет я возглавляю

Костромскую областную обществен-

ную организацию «Союз Чернобыля

России». Мы проводим выставки,

встречи, рассказываем о тех событи-

ях. Порой, горькую правду. Мы создали

«Книгу памяти» в печатном и элек-

тронном формантах, где пофамиль-

но, по имени отчеству осталась па-

мять о каждом нашем ликвидаторе. О

живых и об ушедших. В каждой школе,

библиотеке, церкви есть свой свой

экземпляр. Четыре года ушло на эту

работу. Сегодня из четырех тысяч

чернобыльцев Костромской области

в живых осталось 571 человек. Это

безвозвратные потери. Сейчас мы

работаем над установкой памятника

в районе бывшего горкома ВЛКСМ. Уже

залит фундамент, есть памятная

табличка. Периодически возле нее

появляются гвоздики.

Ещё один важный проект, который

двигает Георгий Георгиевич – «Убитые

дороги России». После того, как акти-

висты нацпроекта составили реестр

«убитых» дорог, это народное название

в региональном штабе Общероссий-

ского Народного фронда «За Россию»,

сменили на более оптимистичное «Без-

опасные и качественные автомобиль-

ные дороги» и приступили к большому

ремонту. Георгий Тащиев осуществляет

народный контроль. Как куратор он

вникает, где какой асфальт, какой битум.

В выходные часто выезжает на места

ремонта: один или в составе комиссии.

– Мой план-минимум, чтобы делали

дороги не на год-два, а на 5-8 лет. А

то заасфальтируют как попало и чем

попало и ссылаются на гарантию.

Какая гарантия?! Какая разница пере-

кладывают по гарантии или просто

так: все равно тратятся ресурсы, пе-

рекрываются дороги. Ерунда какая-то

– имитация бурной работы. Зада-

ча-максимум – изменить отношение.

Чтобы делали, как для себя и своих

детей. Этого никакими тендерами

не решишь. Это надо разговаривать с

людьми, убеждать… Ну, и наказывать

нерадивых исполнителей. Рублем в

том числе. Это не утопия. Вполне

реальная работа.

Это не теоретические измышления, а

схема, проверенная на практике. Когда

семья Тащиевых купив дом в деревне

Буртасово Судиславского района, у

местных жителей была привычка вы-

брасывать мусор позади своих домов.

Целые помойки образовались. Георгий

Георгиевич решил навести порядок.

Чтобы никаких свалок возле жилья. Он

лично ходил по домам, разговаривал

с людьми, убеждал. Тем, кому сложно

было самим разобрать эти многолетние

завалы, он предлагал помощь. Лично

приходил и помогал расчищать. К тем

же, кто не хотел приводить в порядок

свои дома, он применял и санкции:

мог жалобу в управу написать. Цели он

достиг. Деревня чистая.

– Я очень люблю наши родные края.

Лес и воздух. Люблю мою семью. Жену

Валентину Петровну, с которой мы

вырастили двоих сыновей. Люблю

своего внука Луку. Ему полтора года.

Люблю свою страну и хочу, чтобы

люди жили в ней лучше. Я всю жизнь

обустраиваю мир вокруг себя. И верю,

что если так же будет делать хотя

бы каждый пятый человек во власти,

в лучше – каждый третий, то жизнь

наша изменится кардинально. Я тот,

кто всегда начинает с себя. Настоя-

щий офицер не тот, кто отдаёт ко-

манды, а тот, кто первым пойдёт в

бой и поведёт за собой других. Все мои

войны – мирные. Я не отнимаю жизни,

я их сохраняю и защищаю.

Мирный воин-защитник )